а наша кошка еврей

По мнению одной близкой родственницы автора, единственный в нашей семье нормальный человек – это кошка. Насчет нормальности не скажу, но вот то, что «наша кошка – тоже еврей», это точно. Потому как назубок знает галаху о том, что еврею следует сначала накормить свое домашнее животное и только затем самолично воссесть за трапезу, и при малейшем движении хозяев в сторону холодильника начинает шумно возмущаться.

Вообще, кото- и собакосодержание в израильских семьях – это таки отдельная большая тема. Как и кипа, наличие/отсутствие в доме этих животных позволяет сразу определить внутриконфессиональную принадлежность хозяев. Как правило, вы не увидите «братьев наших меньших» в домах харедим (ультраортодоксов) – в отличие от “вязаных кип” (религиозных сионистов) и светской публики. Кстати, излюбленное обвинение в адрес “русских”, подавляющее большинство которых не отличается особой набожностью, звучит как “у них по одному ребенку и две собаки”.

Отношение большинства харедим как ашкеназского, так и сефардского происхождения к собакам и кошкам, как домашним, так и бродячим, – это некая смесь агрессии, брезгливости и мистического ужаса. При виде щенка или котенка размером с наперсток харедимный ребенок зачастую или удирает с диким воплем на безопасное расстояние, или принимается швырять в зверька камнями. Последним образом нередко реагируют и взрослые. По словам моей “русской” приятельницы, живущей в харедимном пригороде Иерусалима, как-то раз, застав за этим занятием своего соседа, почтенного отца семейства, она напомнила ему о религиозном запрете причинять страдания животным (цаар баалей хаим). Сосед был искренне удивлен – он-де с детства полагал, что существует заповедь зашвыривать кошек камнями!

Едва ли не единственным исключением из этого правила была семья блаженной памяти рава Ицхака Зильбера. В интервью, которое мне пос

Источник

Обещаю: ни слова о Катастрофе, деле врачей и Дрейфусе. Речь пойдёт о другом – мелком, бытовом антисемитизме, что пропитал СССР насквозь и перешёл к постсоветским поколениям. Евреи нелюбимы окружающими их народами даже в тех случаях, когда реальной почвы для вражды не существует, отторжение зиждется на вбитых с детства предрассудках.

Люди вообще не склонны к всеобъемлющей любви к ближнему, вопреки мечтам создателей утопических учений. Думаю, зрелость любого общества проявляется в терпимом отношении к тем, кто неприятен. Разумеется, если объект неприязни не причинил тебе реальное зло.

Точно – мог бы, если бы нам кто-то подсказал, как именно дразнить еврея. Мы все друг друга постоянно поддразнивали и не видели в подначках ничего плохого. Ведь дети не могли даже представить себе, что быть евреем в СССР – совсем не то, что родиться белорусом, русским или украинцем. И что национальная дразнилка – в сто раз обиднее, чем «жирный как поезд пассажирный». Потому что перестать быть жирным возможно, хоть и трудно.

Постепенно я постигал детали. В мелкономенклатурном окружении, где меня растили-пестовали, граждане еврейской нации вызывали два типа реакции: а) они слегка презирались, если не занимали ответственного положения в торговле с доступом к дефициту; б) пользовались максимальным почётом, коль могли добыть упомянутый дефицит, но за глаза всё равно обливались фекалиями, мол – «захапали тёплые места».

В целом из нас растили строителей интернационального коммунистического общества братства народов, где национализму, шовинизму и расизму места давно уже не было. Не считая одной детали, она выражена в бородатой шутке: ненавижу две вещи – антисемитизм и евреев. Забегая вперёд, скажу, что я дольше других строил этот интернационал, последний этап строительства случился в рядах МВД, где с автоматом наперевес взывал к дружбе между армянами и азербайджанцами

Источник

Семен Парижский продолжает раскрывать для Отото страшные сионистские тайны и рассказывать нам о том, чего никто не знает про евреев. После еврейского здоровья и образования наступила очередь отношений евреев с кошками. Трепещите!

1) Уже самое первое упоминание кошки (в излюбленной древними евреями легенде о мудреце Ахикаре, строившем воздушные замки) связано с демонстративным оскорблением чувств верующих: «Я велел слугам взять кота, бога египтян, и бить его до тех пор, пока египтяне не услышат воплей его. Египтяне пошли и донесли царю: Этот Ахикар взял кота, который есть бог, и бил его. Царь внял им и спросил меня: О Ахикар, зачем ты учиняешь богам нашим бесчестие?» (Ответ Ахикара сводился к тому, что это была художественная акция). — Если мерзавец был еще и в красной маске с прорезями — расстрелять, конечно. Но страшнее не это. «Им» он внял, царь этот; а коту он, гад, не внял. Сволочь.

2) В Библии множество синонимов для обозначения льва, но подозрительным образом массированные археологические раскопки в Израиле не обнаружили до сих пор ни единой львиной косточки. В результате появилась злостная ревизионистская теория, утверждающая что все эти слова на самом деле обозначают разных диких кошек, так что Самсону не приходилось особо напрягаться, когда он рвал им пасть. — «Отото», увы, предполагает, что самих кошек это все-таки немножко напрягало.

3) В известной пасхальной песенке про козленка («Хад Гадья») наоборот упоминается котик, глотающий козла, — и ничего, никто уже много сотен лет не удивляется. — Рваной пастью, небось, и не такое можно заглотить... (вы чувствуете, да, что «Отото» на стороне котиков?)

4) В апокрифическом Послании Иеремии (1:21) наряду с летучими мышами упомянуты летучие кошки, устраивающие свои игри

Источник

Выработка дефиниций, т.е. точных, однозначных определений тех или иных понятий – проблема весьма сложная. Поэтому во всех серьезных юридических документах указываются, в преамбуле, дефиниции основных терминов или даются соответствующие ссылки.

Так, два, по крайней мере, столетия тому назад, слово «еврей» совпадало со словом «иудей», а посему определялось исключительно религиозной принадлежностью субъекта. Первым такую тождественную связь попытался разорвать Барух Спиноза (эту сторону его деятельности мы ранее подчеркивали в своих статьях), но с тех пор эта проблема – с общим падением религиозности и с развитием, с конца XIX века, национализма как такового – приобрела много большую остроту. Действительно, ни в Германии при Гитлере, ни в СССР, а зачастую и сейчас во многих странах, переход еврея в иную конфессию (включая атеизм как одну из таковых) не уравнивал его в правах с остальными согражданами. Поэтому прежняя дефиниция потеряла свой всеобъемлющий и исчерпывающий смысл.

Вместо нее возникли иные. Согласно ортодоксальному определению еврей – это человек, родившийся от матери-еврейки или прошедший процедуру гиюра. Тут, однако, сразу же возникает неопределенность – единого определения гиюра, признаваемого всеми направлениями иудаизма, не существует.

Дефиниция, легшая в основу «Закона о возвращении», фактически повторяет ту, которая было положено в основу гитлеровского определения и обрекала людей, имевших хотя бы четверть «еврейской крови», на уничтожение. (Определение, неизбежное сразу после Шоа (Холокоста), не может все же считаться достаточно точным – о его противоречиях реальной жизни писалось и пишется немало...)

Часто обсуждается и такое определение: еврей – это тот, кто чувствует себя евреем и не пытается изменить такое самоопределение. Но и это определение можно оспорить, хотя мы вполне солидарны с тем, что люди не чувствующие се

Источник

Наша кошка тоже еврей

У газеты «Троицкий вариант», как и положено крутому изданию, есть собственная постоянная команда сетевых троллей. Это такие специальные фанаты, которые выискивают и учат наизусть все наши статьи, колонки и посты в ЖЖ, чтобы найти в них хоть что-нибудь предосудительное и потом обсасывать это у себя в блогах. Я хотела бы выразить этим ребятам официальную благодарность за многолетнюю преданную службу. Благодаря им у меня случился шикарный отпуск.

Они проявили какие-то чудеса розыскной активности и выяснили, что у меня есть аж целая четверть еврейской ДНК. Ну то есть, скорее всего, я сама где-то когда-то об этом и написала, но абсолютно не помню, где, когда и в какой связи. Троллей знание этого факта почему-то страшно обрадовало, и это теперь их любимый аргумент в обсуждении моих религиозных взглядов (атеистических и в некоторой степени антиправославных). Я наткнулась на одно такое обсуждение, страшно веселилась и впервые в жизни задумалась о своей, извините за выражение, национальной идентификации.

А тут как раз подвернулся Таглит. Это десятидневное бесплатное путешествие по Израилю для молодых людей, которые выкопали у себя соответствующую ДНК. На обычный Таглит я бы не поехала (во-первых, положительная дискриминация по национальному признаку вызывает у меня почти такие же опасения, как и отрицательная, а во-вторых, я недолюбливаю попытки индоктринации) — но в этом году они впервые набирали медиа-группу, и по описанию было понятно, что еврейская ДНК там нужна главным образом для удовлетворения спонсоров, а вообще-то идея в том, чтобы молодые журналисты полюбили Израиль.

как кошку ходить в туалет одно место
C появлением такого пушистого и милого крохотного комочка вместе с радостью приходят и заботы. Главная из них — это приучение котенка к туалету, к которому стоит приучать как можно раньше иначе владельцу будут обеспе

Я и так очень люблю Израиль, и моя ДНК тут ни при чем — меня восхищает исторический феномен, образование процветающего цивилизованного государства за такой короткий срок и в таких неблагоприятных условиях. Но для меня представления об Израиле до си

Источник

Прочел на просторах интернета-понравилось изложение. Думаю что те Кто родился в СССР прочтут этот опус с интересом,а нет-так сливайте.

Мальчик Саша из соседнего подъезда часто играл у нас в квартире, я был столь же частым гостем у них, пока не получил взбучку за избыточно плотное общение с той семьёй.

Ещё мне запретили говорить Саше, что он – еврей. И вообще обсуждать с ним данную тему. А лучше ни о чём не говорить. Играете себе – и играйте.

Наверно, для Саши тоже было открытием, что он – еврей. И что со славянскими обитателями двора сие обсуждать не стоит. И что от нас он в любой миг мог услышать национально-оскорбительную гадость.

Точно – мог бы, если бы нам кто-то подсказал, как именно дразнить еврея. Мы все друг друга постоянно поддразнивали и не видели в подначках ничего плохого. Ведь дети не могли даже представить себе, что быть евреем в СССР – совсем не то, что родиться белорусом, русским или украинцем. И что национальная дразнилка – в сто раз обиднее, чем «жирный как поезд пассажирный». Потому что перестать быть жирным возможно, хоть и трудно.

Постепенно я постигал детали. В мелкономенклатурном окружении, где меня растили-пестовали, граждане еврейской нации вызывали два типа реакции: а) они слегка презирались, если не занимали ответственного положения в торговле с доступом к дефициту; б) пользовались максимальным почётом, коль могли добыть упомянутый дефицит, но за глаза всё равно обливались фекалиями, мол – «захапали тёплые места».

Сашин папа работал мастером по ремонту обуви и так хитро её клеил, что она выхаживала больше, чем новая. Понятное дело – еврей.

Невольно вспоминаю персонажей Льва Кассиля, в детстве узнавших о неординарной национальной принадлежности семьи. «Мама, а наша кошка – тоже еврей?»

у кота в гор
Сон, в котором Вам довелось купаться в чистой и прозрачной воде — обещает Вам много хорошего. Успех в работе и любовные победы Вам обеспечены.

Сон, в котором вы купаетесь в озере вместе со своей подругой, которая пре

В целом из нас растили строителей интернационального коммунистического общества братства народов, гд

Источник

К странствиям Рыжика ненадолго присоединяется сбежавший из местечка еврейский мальчик Хаимке, который собирался «ходить по земле и учиться до тех пор, пока не сделается первым ученым на всем свете».

Несколько лет назад мы пытались выяснить, какие сведения о евреях и еврействе можно было почерпнуть из открытых советских источников, без помощи самиздата и тамиздата. А сейчас проделаем тот же эксперимент с советской детской литературой. Каких евреев могли встретить советские дети на страницах любимых книг? Что эти книги могли рассказать о еврейской истории и традиции?

Мы не будем вспоминать всех обладателей еврейских имен и фамилий, упомянутых в книгах для детей и подростков. Нам интересны лишь те, которых связывало с еврейством что-то помимо внешности и имени. Поэтому, к примеру, Муся Пинкензон, включенный в пантеон пионеров-героев, в данном случае «не считается»: несмотря на характерную фамилию, ничего еврейского в его канонической биографии не было — если, конечно, не считать национальными чертами игру на скрипке и папу-врача. За скобками останется мальчик Мотл и другие герои Шолом-Алейхема и прочих еврейских авторов. Нас интересуют «общие книги».

Когда речь заходит о «еврейской книжной полке» советского еврея, первым делом, естественно, вспоминают знаменитую трилогию Бруштейн, ставшей настольной книгой нескольких поколений еврейских детей. При этом мало кто помнит, что перу Александры Яковлевны принадлежит еще одно произведение из жизни женской гимназии — пьеса «Голубое и розовое» , действие которой происходит «в 1905 году, в провинциальной гимназии с пансионом». Город, гимназия, ситуации и персонажи пьесы для всех читателей трилогии совершенно узнаваемы.

В гимназическом классе только две еврейские ученицы: Роза Зильберквейт и главная героиня Блюма Шапиро, дочь ремесленника, принятая в гимназию по протекции. Однако еврейс

Источник